Отражение в счетах-фактурах адреса контрагента в соответствии с его учредительными документами вместо фактического местонахождения, по которому производилась производственная деятельность данного лица, не является основанием для признания сведений недостоверными при заявлении налогоплательщиком вычета по НДС, представившего полный пакет документов, подтверждающих факт экспортных операций.

Решение Арбитражного суда Алтайского края от 05.05.2008 по делу N А03-6069/2007-31

Документ по состоянию на январь 2016 года
Резолютивная часть решения оглашена 21 марта 2008 г.
Полный текст решения изготовлен 5 мая 2008 г.
Судья Арбитражного суда Алтайского края К.А., при личном ведении протокола, рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению
Закрытого акционерного общества "З", г. Барнаул
к Управлению Федеральной налоговой службы РФ по Алтайскому краю, г. Барнаул
о признании недействительным решения налогового органа N 06-17/06361 от 01.06.2007 г.
При участии в заседании представителей сторон:
от общества - К.Р. - по доверенности от 09.01.08 г. N 035/3; (кроме 21.03.2008 г.) А.А. - по доверенности от 07.02.2008 г. N 035/136 (в заседании 21.03.2008 г.)
от инспекции - Ч.О. - главного госналогинспектора, по доверенности от 01.07.07 г. N 06-19/002;

установил:

закрытое акционерное общество "З" обратилось в арбитражный суд Алтайского края к Управлению Федеральной налоговой службы РФ по Алтайскому краю с заявлением о признании недействительным решения N 06-17/06361 от 01.06.2007 г. в части отказа в возмещении НДС в сумме 3 727 288 руб. 08 коп.
Рассмотрение дела неоднократно откладывалось.
В настоящем судебном заседании объявлялся перерыв.
Представитель заявителя на удовлетворении заявленных требований настаивает. Просит признать оспариваемое решение недействительным по основаниям, указанным в заявлении и дополнительных пояснениях.
Представитель управления заявленные требования не признает и просит в удовлетворении требований отказать, приводя при этом доводы, изложенные в отзыве, дополнениях к нему и оспариваемом решении.
Заслушав представителей сторон, исследовав материалы настоящего дела, проверив расчеты, суд установил следующие обстоятельства.
Налогоплательщиком представлена уточненная декларация по налогу на добавленную стоимость по ставке 0% за август 2006 г. Согласно данной декларации, налоговая база составила 29 501 924 руб., сумма налога на добавленную стоимость к возмещению составляет по декларации 5 035 598 руб. (в т.ч. 5 035 598 руб. - НДС, уплаченный при приобретении товаров).
Инспекцией ФНС России по Ленинскому району г. Барнаула на основании материалов проведенной камеральной проверки обоснованности применения налоговой ставки 0 процентов и налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость 22.12.2006 вынесено решение N 135 об отказе в возмещении сумм налога на добавленную стоимость в размере 1 659 153 руб. (мотивированное заключение от 22.12.2006).
Управление ФНС России по Алтайскому краю, рассмотрев в порядке контроля за деятельностью нижестоящего налогового органа материалы данной камеральной проверки, пришло к выводу о несоответствии решения нижестоящего налогового органа от 22.12.2006 г. N 135 требованиям действующего налогового законодательства.
Решение Инспекции ФНС России по Ленинскому району г. Барнаула от 22.12.2006 N 135 было отменено.
Управлением ФНС России по Алтайскому краю Решением N 06-17/06361 от 01.06.2007 г. ЗАО "З" было отказано в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 3 758 131 руб. 88 коп. и возмещен налог на добавленную стоимость в сумме 1 277 466,12 рублей.
27.12.2007 г., после обращения налогоплательщика, Управлением была отредактирована резолютивная часть решения со ссылкой на допущенную арифметическую ошибку. ЗАО "З" было отказано в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 2 893 273,87 руб. и возмещен налог на добавленную стоимость в сумме 2 142 324,13 рублей.
В соответствии с пунктом 1 статьи 164 НК РФ налогообложение производится по налоговой ставке ноль процентов при реализации: товаров, вывезенных в таможенном режиме экспорта при условии представления в налоговые органы документов, предусмотренных статьей 165 Кодекса; работ (услуг), непосредственно связанных с производством и реализацией указанных товаров.
На основании пункта 1 статьи 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные статьей 171 Кодекса вычеты.
В статье 172 Кодекса установлено, что налоговые вычеты, предусмотренные в статье 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг). Вычетам подлежат только суммы налога, предъявленные налогоплательщику после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов.
В ходе судебного разбирательства было установлено и нашло подтверждение в материалах дела, что ЗАО "З" в пакете документов к декларации, представленном в соответствии со статьей 165 НК РФ, были приложены копии 13 грузовых таможенных деклараций по товарам, помещенным под таможенный режим экспорта, на общую фактурную стоимость 1 103 374,75 $.
В соответствии с "Инструкцией о порядке заполнения грузовой таможенной декларации", утвержденной приказом ГТК РФ N 915 от 21.08.2003 г., в п. 1 графы N 31 указывается наименование (торговое, коммерческое или иное традиционное наименование) товаров с добавлением сведений обо всех товарных знаках, марках, моделях, артикулах, стандартах и тому подобных технических и коммерческих характеристик, а также сведений о количественном и качественном составе декларируемых товаров.
Во всех приложенных ГТД в графе N 31 обществом было указано, что производителем экспортированного товара (вторичных алюминиевых сплавов АК5М2 и АВ87) является ЗАО "З".
Алтайской таможней письмом от 15.12.2006 г. N 02-13/15805 представлены комплекты документов на переработку лома алюминиевого, сертификаты качества и массы, заключения, в соответствии с которыми именно завод являлся производителем поставленного на экспорт вторичного алюминия марки АК5М2.
ЗАО "З" заявило к вычету суммы налога на добавленную стоимость по товару (сплав марки АК5М2), приобретенному у ООО "Г" ИНН2221052480 (г. Барнаул, ул. Молодежная, 172) на сумму 2 098 978,49 рублей., у ООО "Т" (сплав АК5М2) ИНН 2224101545 (г. Барнаул, ул. Воровского, 41) на сумму 368 314,09 рублей, и ООО "А" (лом) на сумму 395 137 руб. 49 коп.
Инспекцией и Управлением установлено при осуществлении мероприятий налогового контроля, что ЗАО "З" приобретало у ООО "Г" и ООО "Т" сплав марки АК5М2 в чушках производства иных юридических лиц. Сплав, поставленный по документам ООО "Г" произведен ООО "Ал." (г. Барнаул, ул. Попова, 248а); сплав, поставленный по документам ООО "Т", произведен ООО "Фирма РЭП", располагающимся по адресу г. Барнаул, ул. Трактовая, 47Г.
Управление ФНС России по Алтайскому краю, осуществив анализ всей совокупности представленных налогоплательщиком и полученных в ходе контрольных мероприятий документов и сведений, пришло к выводу, что предприятием не осуществлялся процесс переплавки поставленного организациями сплава марки АК5М2.
Указанный вывод сделан исходя из того, что:
1. Количество приобретенного сплава практически полностью соответствует количеству сплава, отгруженного предприятием на экспорт. Вместе с тем, предприятие, реально осуществляющее процесс переплавки, с очевидностью должно было понести определенные количественные потери в массе приобретенного сплава.
2. Не подтверждается материалами проверки то обстоятельство, что приобретенный у поставщиков сплав алюминия в чушках, "дошихтовывался" ломом металла.
3. Анализ представленных налогоплательщиком документов о движении АК5М2 в плавильном цехе, в частности сдаточные об отпуске сплава в производство с шихтового двора и о возврате готового сплава, по мнению инспекции, свидетельствуют об определенном несоответствии по дате и количеству сплава поступившего в производство, вышедшего из производства и отправленного на экспорт.
Суд полагает, что в рамках мероприятий налогового контроля налоговый орган пришел к необоснованным выводам, применив методику, не отражающую в полной мере специфику производства, в то время, как методика, применяемая обществом, ни инспекцией при камеральной проверке, ни управлением не изучалась и не принималась во внимание.
Согласно заключению экспертизы (вопрос 19) по делу N А03-16655/06-14, потери при переплавке указываются в ведомостях расхода шихтовых материалов, представляющих собой баланс металла, подготавливаемый у заявителя по итогам месяца, что не противоречит сложившейся хозяйственной практике.
Расчеты и ведомости, на которые ссылается управление, такими балансами металла не являются. Одновременно управлением не оспаривается, что в ведомостях расхода шихтовых материалов (л.д. 39.40 т. 3) указаны потери от совместной переплавки покупных чушек и лома.
К примеру, согласно данной ведомости в июне завалено в печь - 383,823 т., в т.ч. 318,287 т. сплавов марки АК5М2 и 65,536 т. лома, а получено после переплавки годных сплавов марки АК5М2 - 374,21 т. При этом общее количество угара - 1,31 т. (383,823-8,303-374,21), относится ко всей металлозавалке: и к сплавам и к лому. Аналогичным образом построен баланс металла по ведомости за июль.
Сводные потери, указанные в ведомостях расхода шихтовых материалов за июнь - июль 2006 года, не противоречат размеру потерь, указанным в документах, представленных управлением и заключению эксперта (вопрос N 19, приложение N 2 и N 3).
Равенство количества покупных чушек и величин, указанных в ведомости расхода материалов в производство, обусловлено тем, что данная ведомость первичным документом учета затрат не является и подготовлена исключительно в целях расчета возмещения НДС. Предприятие, не имея возможности распределить сводные потери от совместной переплавки разных видов сырья, отнесло названные потери к лому, а не к сплавам.
Нормативного обоснования порочности применяемой обществом методики инспекция не представила, об экспертизе по этому вопросу в рамках настоящего дела не заявляла, на наличие у заявителя возможности распределить потери между ломом и покупными сплавами при их совместной переплавке по иной методике не указала.
Согласно же заключению судебной экспертизы, произведенной по делу N А03-16655/06-14, следует, что применяемая обществом методика позволяет относить потери на лом по балансу металла, подготавливаемому по итогам месяца.
Вывод инспекции о несоответствии по дате и количеству сплава, поступившего в производство, вышедшего из производства и отправленного на экспорт, сделан некорректно.
В нем взято за основу движение металла в плавильном цехе по аналогии со складом готовой продукции, что действительности не соответствует.
Подача чушки и лома с шихтового двора в плавильный цех не означает, что автоматически в этот же день это сырье будет заложено в печь, или в тот же день выйдет готовая продукция, изготовленная из этого сырья. Имеют место определенные разрывы по времени, обусловленные производственной спецификой (вечерние плавки, возврат при плохой плавке, остатки металла на печах и т.п.) и отсутствием возможности зафиксировать, когда и сколько ежедневно каждый плавильщик закладывает непосредственно в печь чушки и лома.
Указанные расчеты производятся в целом по месяцу, когда в ведомости расхода шихтовых материалов сводится баланс движения металла: количество шихты заваленной в печь по сдаточным накладным балансируется с выходом готовой продукции, шлаком и потерями от угара.
В заключении эксперта (вопросы N 11, 17) указано на то, что для производства конкретных выводов о качестве произведенной продукции, необходимо знать баланс металла по каждой плавке, поскольку потери сырья от каждой плавки будут отличаться.
В материалы настоящего дела балансы металла по каждой плавке не представлены. Управление самостоятельно произвело расчет количества минимально добавляемого лома за определенные дни по собственной методике, не приводя фактических данных по лому. Расчетные величины минимально заваленного лома за июнь - июль 2006 года при этом находятся в пределах фактической металлозавалки сырья по ведомостям расхода шихтовых материалов.
4. Анализ потребленной ЗАО "З" электроэнергии за 2005 - 2006 гг. свидетельствует, что данный показатель находится практически в одном диапазоне, несмотря на то, что в аналогичные периоды 2005 года уровень производства предприятия был в несколько раз ниже.
Данный довод управления основан исключительно на предположениях и не учитывает ряд объективных факторов.
При анализе налоговым органом не учтены такие факторы, как климатические условия в которых в соответствующем месяце и соответствующем году работал завод, осуществление мероприятий по снижению затрат по электроэнергии в натуральном выражении, выразившихся в прекращении переработки шлаков на 2 установках электродугового переплава, внедрению более эффективной системы вывода оборудования в рабочий температурный режим, внедрению установки по сортировке лома, что позволило отказаться от одного передела переработки лома (производства подготовительных сплавов).
Все изложенное при сохранении объема производства на одном и том же уровне привело бы к сокращению затрат по электроэнергии в абсолютном выражении. Но поскольку начиная с 1 квартала 2006 года увеличился объем производства, в т.ч. сплавов АК5М2, отгружаемых на экспорт, объемы затрат по электроэнергии существенно по сравнению с предыдущими периодами 2004 - 2005 года не изменились.
Налоговым органом не учтено того обстоятельства, что предприятие в течение 2004 - 2006 года производило не только сплавы АК5М2 и АВ87 отгружаемые на экспорт, но и другую продукцию, реализуемую на внутреннем рынке.
Кроме этого, согласно данным, приводимым как обществом, так и налоговым органом относительно норматива затрат на переплав тонны продукции (приблизительно 1000 квт/ч на 1 тонну), видно, что все объемы необходимого потребления электроэнергии для производства отгруженных сплавов, находятся в пределах объемов энергии, предъявленной к оплате ОАО "А" (например, в декабре 2004 года для производства 218 т сплавов, потребовалось бы по нормативу 218 000 квт/ч, в то же время заводом потреблено - 1 514 218 квт/ч; в июне 2006 года для производства 374,210 т сплавов, потребовалось бы потратить по нормативу 374 210 квт/ч, а заводом потреблено - 940 178,88 квт/ч).
Согласно заключению эксперта (вопрос N 22) следует, что в отношении потребленной обществом электроэнергии можно сделать только вероятностные выводы, поскольку отсутствуют приборы измерения энергии по каждому оборудованию и учет количества произведенного на данном оборудовании продукции.
5. Из поданной налогоплательщиком отчетности по налогу на прибыль следует, что в 3 квартале 2006 года ЗАО "З" получена выручка от реализации продукции в размере 114 429 768 руб., в том числе от реализации товаров собственного производства 56 803 088 руб., от реализации покупных товаров - 55 281 428 руб. Вместе с тем, экспортная выручка завода от реализации сплавов АК5М2 и АВ87 за 3 квартал 2006 года составила 75 370 469 руб., следовательно, сам налогоплательщик не считал и не учитывал данную продукцию как продукцию собственного производства.
В данном случае налоговый орган не учел, что названная декларация по налогу на прибыль за 9 месяцев 2006 года по существу является расчетом по авансовым платежам по налогу за отчетный период, в котором возможны определенные ошибки и несоответствия.
При этом, как правомерно указал представитель заявителя, налоговый орган не учитывает тот факт, что в декларации за 2006 год по итогам налогового периода обществом было заявлено оборотов по реализации товаров собственного производства 371 493 273 руб. (в т.ч. вся экспортированная продукция марок АК5М2 и АВ87), а покупных товаров 470 102 руб.
Кроме того, в декларациях за 6 и 9 месяцев 2006 года стоимость приобретенных сплавов у поставщиков в отношении которых применяются налоговые вычеты не указана в графе "стоимость реализованных покупных товаров".
Таким образом, довод налогового органа о том, что сам налогоплательщик не считал и не учитывал данную продукцию как продукцию собственного производства, не состоятелен.
6. ЗАО "З" в пакете документов к декларации по налогу на добавленную стоимость по ставке 0% за август 2006 г. были представлены справки по расчету себестоимости продукции (алюминиевых сплавов АК5М2 и АВ87), отгруженной на экспорт.
На основании анализа представленных справок по расчету себестоимости и первичных документов (договоров, счетов-фактур, ГТД, накладных и т.п.) налоговый орган пришел к выводу, что практически все внешнеэкономические сделки ЗАО "З" носят убыточный характер и, следовательно, извлечение прибыли не является целью указанных экспортных сделок.
Вместе с тем, право налогоплательщика на налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость и условия для реализации данного права прямо предусмотрены статьями 171 - 172 НК РФ и не поставлены в зависимость от прибыльности деятельности налогоплательщика в определенном налоговом периоде. Обоснованность налоговой выгоды не зависит от эффективности использования капитала (постановление Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 16.01.2007 г. N 9010/06, постановление Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 12.10.2006 г. N 53)
Кроме того, в представленных расчетах экономической целесообразности для определения финансового результата учтены затраты по совместной переплавке лома и сплавов, что вступает в противоречие с утверждениями управления об отсутствии таких затрат в учете у заявителя.
Анализ произведенного налоговым органом расчета экономической целесообразности свидетельствует о том, что он содержит ряд логических ошибок и не учитывают ряд объективных обстоятельств.
Так, в расчетах налогового органа не учитывается выручка от реализации шлака, полученного в ходе производства сплава АК5М2, реализованного на экспорт. Эта сумма составляет по данным бухгалтерского учета: за июнь 2007 года - 142 396 руб. и за июль 2007 года - 274 948,80 руб. (продажная цена шлака около 650 долл. за 1 тонну).
Налоговый орган произвел расчет по всем статьям затрат, исходя из того, что они все прямо пропорционально зависят от объема производства, что привело к существенному искажению суммы затрат в сторону завышения, в том числе по заработной плате, по цеховым расходам, по затратам на содержание оборудования, по общезаводским затратам.
Согласно контррасчету, представленному налогоплательщиком, всего налоговым органом по расчетам экономической целесообразности искажен финансовый результат (в сторону занижения прибыли) по экспортным операциям за июль 2006 года на сумму 818 683 руб. (274 948 (шлак) + 543 735 (завышение затрат).
Расчеты целесообразности подготовлены по аналогии с себестоимостью производства других сплавов, в то время, как согласно заключению эксперта (вопросы N 14, 16), затраты по электроэнергии могут отличаться от плавки к плавке даже по одной и той же марке сплава.
7. Анализ сертификатов качества товара, поступившего по документам от ООО "Т", и сертификатов качества и массы ЗАО "З", прилагаемых к грузовым таможенным декларациям, свидетельствует об их полном соответствии друг другу по целому ряду позиций до сотых долей процентов металлов - основных компонентов и примесей сплава.
Так, к ГТД N 10605020/260706/0004508 предприятием приложены сертификаты качества и массы N 143 и N 144 от 25.07.2006 сплава АК5М2. Показатели указанных в нем плавок (N 251, 253-256, 258, 260-265, 233, 234) совпадают с данными сертификата, представленного к счет-фактурам от 24.07.2006 N 9 и от 25.07.2006 N 10 ООО "Т" (л.д. 90 - 91, 126 - 127, т. 1).
Указанный довод также не может быть положен в основу вывода об отсутствии переработки полученных продуктов, поскольку, как отмечено в Решении налогового органа и дополнении к отзыву от 20.03.2008 г., исходя из анализа, произведенного налоговым органом, для получения партии сплава 24.07.2006 г. лом практически не использовался. Аналогичная ситуация складывалась и 25, 26 и 28 июля 2006 г.
Совпадение показателей в сертификатах качества, при таких обстоятельствах, предполагается.
При этом, из представленных сертификатов качества ООО "Т" можно сделать однозначный вывод, что вес одной чушки составляет 20 - 23 кг. (вес нетто: количество чушек), в то время, как продукция ЗАО "З", отправляемая на экспорт имела массу до 16 кг.
8. Налоговый орган ссылается на нецелесообразность переплава чушки весом 20 - 23 кг. в чушки весом 16 кг.
Действительно, согласно письму Совета промышленных предприятий вторичной цветной металлургии от 07.03.2007 г., поставляемые на экспорт алюминиевые сплавы Ак5М2 и АВ-87 в основном используются потребителем как шихтовая заготовка для дальнейшего переплава, в связи с чем вес чушки (20 кг или 16 кг) большого значения не имеет. Кроме того, алюминиевый сплав АВ-87 используется в качестве раскислителя при производстве жидкой стали. В этом случае требования по весу могут иметь значение, что должно найти отражение в условиях договора на поставку сплава на экспорт.
Однако Управлением не было учтено, что в контрактах ЗАО "З" с иностранными партнерами закреплено условие о весе чушек, отгружаемых на экспорт, который должен составлять не более 16 кг.
По сертификатам представленным в деле фактически вес одной чушки, вывезенной заводом, составляет до 16 кг, а вес чушки приобретенной у ООО "Т" - 20 - 23 кг. Данные различия однозначно свидетельствуют о том, что чушка приобретаемая у ООО "Т" меняла форму и массу в ходе переплавки.
Все формы - изложницы завода, позволяют получать чушки только этим весом (приложение N 1 к заключению эксперта).
За оспариваемые периоды не было претензий со стороны таможенных органов относительно достоверности сведений о производителе отгружаемых чушек, поскольку на всех чушках отгруженных на экспорт был проставлен товарный знак ЗАО "З" (протокол допроса Д.).
Свидетель Д. в рамках дела N А03-5725/07-34 пояснил, что целями совместной переплавки сплавов вместе с ломом выступали необходимость отгрузки продукции под одним товарным знаком и весом указанном в экспортных контрактах, более высоким усвоением лома и расплавлением части шлака, технологической необходимостью загрузки плавильных печей вне зависимости от производственного плана и другие факторы.
Кроме того, налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата.
Оценка целесообразности действий налогоплательщика (а именно выбор и указание предприятию на то, что ему более выгодно осуществлять: один или другой вид деятельности) не входит в компетенцию налогового органа и суда (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4 июня 2007 г. N 366-О-П).
Таким образом, выводы Управления ФНС России по Алтайскому краю о том, что налогоплательщиком не производилась переплавка алюминиевых сплавов марки АК5М2, приобретенных у ООО "Г" и ООО "Т", не нашли подтверждения в материалах дела.
Налогоплательщиком, для подтверждения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, уплаченного поставщикам при приобретении продукции, в пакете документов были представлены, в том числе, счета-фактуры ООО "Г" ИНН2221052480 (г. Барнаул, ул. Молодежная, 172) на сумму 2 098 978,49 рублей., у ООО "Т" ИНН 2224101545 (г. Барнаул, ул. Воровского, 41) на сумму 368 314,09 рублей, и ООО "А" ИНН 2224095919 (г. Барнаул, пр. Калинина, 116) на сумму 395 137 руб. 49 коп.
Работниками инспекции было проведено обследование адреса местонахождения в соответствии с учредительными документами ООО "А". При обследовании установлено, что по адресу: г. Барнаул, пр. Калинина, 116 общество не находится.
При обследовании адреса местонахождения в соответствии с учредительными документами ООО "Т" установлено, что по адресу: г. Барнаул, ул. Воровского, 41 общество не находится.
Таким образом, налоговый орган счел, что счет-фактуры, представленные ЗАО "З" для обоснования правомерности применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, уплаченного поставщикам при приобретении продукции, содержат недостоверные сведения относительно фактического местонахождения поставщика сплавов алюминия, а также адресов складских помещений, с которых производилась отгрузка приобретенного товара и в силу ст. 169 НК РФ не могут являться основанием для принятия предъявленных ЗАО "З" сумм налога к вычету или возмещению.
В ходе судебного разбирательства было установлено, что налоговый орган ссылается в Решении на факт отсутствия на 21.11.2006 г. ООО "А" по адресу, указанному в счет-фактурах, выписанных в мае-июле 2006 года.
В то же время налоговый орган не опровергает того факта, что в сентябре 2006 года (до проведения осмотра налоговым органом) ООО "А" изменило юридический адрес на г. Новосибирск, Красный проспект, 14. Следовательно отсутствие поставщика на 21.11.2006 г. по адресу: г. Барнаул, ул. Калинина, 116 не может иметь юридического значения.
При этом налоговый орган не оспаривает того, что в мае - июле 2006 года в счет-фактурах ООО "А" был указан юридический адрес, соответствующий его учредительным документам, в редакции, действовавшей в тот период. Указанное прямо предусмотрено постановлением Правительства РФ от 02.12.00 г. N 914.
Реальность осуществления сделок с ООО "А" подтверждается путевыми листами, на основании которых ЗАО "З" получало лом алюминия у ООО "А" в даты, соответствующие датам счет-фактур, по которым заявлен вычет по НДС (л.д. 130 - 149, т. 1).
Не нашел документального подтверждения и факт указания недостоверных сведений, касающихся адреса грузоотправителя в счет-фактурах, предъявленных ООО "Т".
Фактическое местонахождение площадки ООО "Т", с которой производилась отгрузка товаров в адрес завода - г. Барнаул, ул. Трактовая, 47г. Все опрошенные свидетели в рамках дела N 16542/06-34 подтвердили, что получали алюминиевую чушку у ООО "Т" по ул. Трактовая, не отрицая своих подписей в путевых листах и товарных накладных, относящихся к перевозке сплавов от данного поставщика.
В рамках встречной проверки ООО "Т" наличие хозяйственных связей было подтверждено.
Согласно Правилам ведения журналов учета полученных и выставленных счетов-фактур, книг покупок и книг продаж при расчетах по налогу на добавленную стоимость, утвержденных постановлением Правительства РФ от 02.12.2000 г. N 914 в счет-фактуре полное или сокращенное наименование грузоотправителя в соответствии с учредительными документами. ООО "Т", согласно Уставу и лицензии, в июне - июле 2006 года имело юридический адрес: г. Барнаул, ул. Воровского, 41, который и указывался им в счет-фактурах и товарных накладных.
Таким образом, сведения указанные ООО "А" и ООО "Т" в счет-фактурах относительно юридического адреса достоверны, поскольку составлены без нарушения требований нормативных документов и содержат информацию, соответствующую информации, указанной в учредительных документах этих организаций.
Налоговый орган в решении указывает, что в связи с несоответствием между датами сертификатов качества и массы, которыми сопровождались ГТД и датами, указанными в 3-х счет-фактурах ООО "Г" (N 77 от 24.07.2006 г., N 75 от 20.07.2006 г., N 59 от 28.06.2006 г.), обществом заявлены недостоверные сведения, поскольку продукция, приобретенная по этим счет-фактурам не имеет никакого отношения к 3-м конкретным ГТД.
Суд считает, что данный вывод сделан без учета ряда существенных обстоятельств.
В двух случаях, на которые ссылается налоговый орган, расхождение составляет 1 день, а по счет-фактуре N 77 от 24.07.2006 г. - три дня (в связи с тем, что дата сертификата приходится на пятницу (21.07.2006 г.), а дата счет-фактуры на следующий понедельник (24.07.2006 г.)).
Указанные расхождения не связаны с нарушением законодательства, поскольку в соответствии с требованиями статьи 168 НК РФ при реализации товаров (работ, услуг), передаче имущественных прав выставляются соответствующие счета-фактуры не позднее пяти календарных дней считая со дня отгрузки товара (выполнения работ, оказания услуг) или со дня передачи имущественных прав. Составление счет-фактуры после отгрузки товара не противоречит ст. 168 НК РФ.
Товарные накладные оформлялись хозяйствующими субъектами в привязке к счет-фактурам и на партии товаров, которые были предусмотрены договором.
То, что перевозки по счет-фактурам ООО "Г" осуществлялись не в течение одного, а нескольких дней подтверждается путевыми листами завода.
Так в течение июля 2006 года ООО "Г" выставлял в адрес ЗАО "З" счет-фактуры 03, 06, 20, 24, 27 июля. В то же время, согласно данным путевых листов, завозка алюминиевых сплавов от ООО "Г" осуществлялась практически каждый день: 3 июля (п/л N 1313,1619), 7 июля (п/л N 1317), 13 июля (п/л N 1627), 17 июля (п/л N 1323, 1629), 18 июля (п/л N 1324,1630), 19 июля (п/л N 1325,1631), 20 июля (п/л N 1326,1632), 21 июля (п/л N 1327,1633), 24 июля (п/л N 1328), 25 июля (п/л N 1329), 26 июля (п/л N 1332,1636), 27 июля (п/л N 1331,1637).
Одновременно следует учитывать, что в силу специфики производства распределение израсходованного металла по ГТД носит расчетный характер.
Это обусловлено тем, что в плавильном производстве, нельзя отследить по каким счет-фактурам чушки алюминиевого сплава пошли в печь, поскольку чушки не имеют индивидуально определенных признаков (они обладают лишь родовыми признаками). Соответственно, сплавы списываются в производство и контролируются по правилам бухучета по массе, по дням и в целом за отчетный месяц. При этом на начало и конец дня могут иметь место остатки сплавов и лома, отпущенные с шихтарника, но не заложенные в печь (остатки на печах).
Таким образом, изложенное в совокупности с условным расчетом количества сплавов, использованных для производства продукции, отгруженной по конкретным ГТД, позволяет сделать вывод, что на момент составления сертификатов качества и массы, на которые ссылается налоговый орган в заключении, у ЗАО "З" имелось сырье, оформленное счет-фактурой ООО "Г".
Факт реального экспорта сплавов, заявленных по декларации ЗАО "З" за август 2006 года, подтверждается материалами дела по ГТД N 10605020/280606/0003759 в количестве 39057 кг., 10605020/200706/0004359 в количестве 40000 кг., 10605020/240706/0004443 в количестве 40000 кг.
Кроме этого, налоговый орган в оспариваемом решении пришел к выводу, что организация "Г" введена как фирма-прослойка в цепочку поставщиков, для ее удлинения, усложнения налоговой проверки и, искусственного создания права на возмещение налога из бюджета, исходя из того, что финансовым директором ООО "Г", а также учредителем и финансовым директором ООО "Ал." является К.В.
Согласно налоговым декларациям, а также иным представленным документам, у ООО "Г" не имелось НДС к уплате в бюджет, поскольку налоговые вычеты, сформированные на основании счетов-фактур ООО "Ал.", превышали сумму налога, исчисленную с реализации.
ООО "Ал." также не уплачивал в бюджет налог, так как в качестве налоговых вычетов отражались суммы налога по приобретению лома алюминия у поставщиков.
В то же время управление не представило в материалы дела доказательств, собранных инспекцией во время проверки и относящихся к проверяемому периоду, которые бы подтверждали указанные обстоятельства.
Кроме того, данные обстоятельства (даже если и они соответствуют действительности) сами по себе не свидетельствуют о необоснованности налоговой выгоды заявителя, поскольку применение налоговых вычетов является правом, предусмотренным законодательством, и инспекцией не представлено подтверждения неправомерности исчисления и предъявления НДС к возмещению.
Факт аренды бетонированной площадки и подъездных путей не опровергает наличие у ООО "Г" возможностей для осуществления перепродажи сплавов в адрес ЗАО "З" с учетом того, что данные сплавы вывозились ЗАО "З" самостоятельно.
Наличие общих должностных лиц у ООО "Ал." и ООО "Г" может свидетельствовать в пользу взаимозависимости данных юридических лиц, что не является нарушением законодательства. Установление взаимозависимости организаций могло служить основанием для применения статьи 40 НК РФ, в то время как ни инспекция, ни управление не указывали на факт завышения рыночных цен в сделках между ООО "Г" и ООО "Ал.".
Наличие разумной деловой цели ЗАО "З" в сделках связанных с приобретением сплавов у ООО "Г" налоговый орган не оспаривает.
Кроме этого, материалами дела подтверждается, что сведения указанные ООО "Г" в счет-фактурах относительно юридического адреса достоверны, поскольку составлены без нарушения требований нормативных документов и содержат информацию, соответствующую информации, указанной в учредительных документах организации.
По смыслу положения пункта 7 статьи 3 Кодекса в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков. Следовательно, обязанность по доказыванию факта недобросовестности и представлению соответствующих доказательств возлагаются на налоговый орган.
Согласно п. 1 Постановления Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 12.10.2006 г. N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, не полны, не достоверны и (или) противоречивы.
При условии неопровержения факта вывоза сплавов за таможенную границу РФ, представления ЗАО "З" полного пакета документов, предусмотренного ст. 165 НК РФ для обоснованности подтверждения налоговой ставки 0 процентов, реального получение валютной выручки, оплаты НДС поставщикам в составе цены товара и представления в налоговый орган документов, предусмотренных статьей 172 НК РФ, в соответствии со ст. 21, 176 НК РФ общество имеет право на возмещение налога на добавленную стоимость по операциям, облагаемым налоговой ставкой 0 процентов.
В ходе судебного разбирательства судом было установлено грубое нарушение налоговым органом процессуальных норм проведения проверки и вынесения решения, которые и послужили основой вынесения необоснованного решения.
При проведении мероприятий налогового контроля за деятельностью нижестоящих налоговых органов общество фактически было лишено права на представление налоговым органам и их должностным лицам пояснений по исчислению и уплате налогов, предусмотренного ст. 21 НК РФ.
Оспариваемое Решение вынесено без уведомления общества о том, что ведутся какие-либо контрольные мероприятия за деятельностью нижестоящего органа. Предложения о представлении каких-либо пояснений, подтверждающих доводы общества не поступало.
Указанное прямо противоречит презумпции добросовестности налогоплательщика, согласно которой действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.
При таких обстоятельствах суд находит заявленные требования правомерными, обоснованными, а оспариваемое решение, как нарушающее права и законные интересы общества в части отказа в возмещении НДС за август 2006 г. в сумме 2 862 430 руб. 07 коп., подлежащим признанию недействительным.
Одновременно суд учитывает следующее.
В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 164 НК РФ, налогообложение по налоговой ставке 0 процентов производится при реализации работ (услуг) непосредственно связанных с производством и реализацией товаров, указанных в подпункте 1 пункта 1 статьи 164 Кодекса.
Положение данного подпункта распространяется на работы (услуги) по организации и сопровождению, транспортировке, погрузке и перегрузке экспортируемых за пределы территории Российской Федерации товаров и импортируемых в Российскую Федерацию выполняемые российскими перевозчиками, и иные подобные работы (услуги), а также работы (услуги) по переработке товаров, помещенных под таможенные режимы переработки товаров на таможенной территории и под таможенным контролем.
При выполнении работ (оказании услуг), подлежащих налогообложению по ставке 0 процентов в случае указания в счет-фактуре налоговой ставки, не соответствующей размеру налоговой ставки, установленной подпунктом 2 пункта 1 статьи 164 Кодекса, данный счет-фактура является не соответствующим требованиям подпунктов 10 и 11 пункта 5 статьи 169 НК РФ, и, следовательно, не может являться основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету.
Таким образом, применение налоговой ставки 0% по налогу на добавленную стоимость при оказании услуг по организации перевозки, экспедированию и перевозке (транспортировке) товаров, помещенных под таможенный режим экспорта, является не только правом налогоплательщика, но обязанностью, установленной ст. 165 НК РФ.
Обороты по реализации услуг по транспортировке экспортируемых товаров могут облагаться налогом на добавленную стоимость в общеустановленном порядке только в случае невыполнения указанных выше условий и непредставления подтверждающих документов. При этом, сумма налога должна быть уплачена за счет собственных средств, т.к. у налогоплательщика не возникает права на предъявление соответствующей суммы налога на добавленную стоимость потребителям услуг.
Для подтверждения правомерности вычетов по налогу на добавленную стоимость, уплаченному поставщику экспедиторских услуг, услуг по таможенному декларированию и оформлению налогоплательщиком были представлены счета-фактуры ЗАО "К. Стейнвех (Санкт-Петербург) Лтд.", сумма НДС по которым составила 20 175,41 руб.
Все счет-фактуры экспедитора ЗАО "К. Стейнвех (Санкт-Петербург) Лтд." составлены после помещения отгруженных товаров под таможенный режим экспорта (отметка Алтайской таможни "Выпуск разрешен"), а часть из них даже после фактического вывоза экспортированных товаров (отметка Балтийской таможни "Товар вывезен").
Таким образом, инспекция пришла к обоснованному выводу, что в нарушение ст. 171 и 172 НК РФ, налог на добавленную стоимость в сумме 20 175,41 руб., заявленный налогоплательщиком к возмещению из бюджета по услугам, оказанным при транспортировке и экспедированию экспортированных товаров, возмещению не подлежит.
Для подтверждения правомерности вычетов по налогу на добавленную стоимость, уплаченному перевозчику товара, налогоплательщиком были представлены счета-фактуры ОАО "Р" на сумму НДС 2837,17 руб.
Все вышеуказанные счета-фактуры ОАО "Р" составлены после помещения отгруженных товаров под таможенный режим экспорта (отметка Алтайской таможни "Выпуск разрешен").
Следовательно, налог на добавленную стоимость в сумме 2837,17 руб., заявленный налогоплательщиком к возмещению из бюджета по услугам, оказанным при транспортировке экспортированных товаров, возмещению не подлежит.
Для подтверждения правомерности вычетов по налогу на добавленную стоимость, уплаченному перевозчику товара, налогоплательщиком были представлены счета-фактуры ОАО "Ц" на общую сумму НДС - 7 831 руб. 22 коп.
Все счет-фактуры также были составлены после помещения отгруженных товаров под таможенный режим экспорта и, следовательно, налог на добавленную стоимость в сумме 7 831,22 руб., заявленный налогоплательщиком к возмещению из бюджета по услугам, оказанным при транспортировке экспортированных товаров, возмещению не подлежит.
Всего инспекцией обоснованно отказано в возмещении НДС в сумме 30 843 руб. 80 коп.
Госпошлину, согласно ст.ст. 101, 110 АПК РФ, суд относит на сторон, пропорционально удовлетворенным требованиям. Руководствуясь ст.ст. 4, 29, 65, 101, 110, 121 - 123, 189, 197 - 201 АПК РФ, арбитражный суд,

решил:

заявленные требования удовлетворить частично.
Признать недействительным Решение УФНС России по Алтайскому краю *** району г *** N 06-17/06361 от 01.06.2007 г., вынесенное в отношении ЗАО "З" в части отказа в возмещении НДС за август 2006 г. в сумме 2 862 430 руб. 07 коп., как не соответствующее гл. 21 НК РФ.
Обязать УФНС России по Алтайскому краю устранить допущенные нарушения прав и законных интересов общества.
В остальной части отказать.
Взыскать с УФНС России по Алтайскому краю в пользу ЗАО "З" 1 978 руб. 68 коп. - расходов по госпошлине.
Решение может быть обжаловано в месячный срок в апелляционном порядке.